Гаврина С.Е. - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Белов Василий Иванович

Воспитание по доктору Споку


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Воспитание по доктору Споку автора, которого зовут Белов Василий Иванович. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу Воспитание по доктору Споку в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Белов Василий Иванович - Воспитание по доктору Споку без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Воспитание по доктору Споку = 27.89 KB

Белов Василий Иванович - Воспитание по доктору Споку => скачать бесплатно электронную книгу



Белов Василий
Воспитание по доктору Споку
ВАСИЛИЙ БЕЛОВ
Воспитание по доктору Споку
1
Лодка плывет по бесшумному зеленому лесу. Весло хлебает густую, пронизанную солныш-ком воду, и Зорин видит, как по затопленным тропам гуляют горбатые окуни. Свет, много света, такого искристого, мерцающего. Непонятно, откуда его столько? Или от солнца, которое горит где-то внизу, под лодкой, или от слоистой воды. Зорин вплывает прямо в желтое облако цвету-щего ивового куста, оно расступается перед лодочным носом, и вдали, на холме, вырастает веселая большая деревня. Дома, огороды, белые от снега полосы пашни, разделенные черными прошлогодними бороздами, - все это плавится и мерцает. Босая девчоночка в летнем платье стоит на громадном речном камне. Она зовет Зорина к себе, и у него сжимается сердце от всесветной тревожной любви. Он торопится, но лодка словно примерзла. Его тревога нарастает, мускулы почему-то немеют и не подчиняются. "Иди сюда! - слышит он голос Тони. - Иди скорее, будем ставить скворечник!" Он не может больше, он должен ставить скворечник. Сейчас он пойдет прямо к ней по солнечной широкой воде, надо поставить скворечник, скорей, сейчас же, потому что скворцы уже прилетели и в небе поет жаворонок. Он поет высоко-высоко, невидимый, настойчивый. И вдруг это пение оглушает, разрывает Зорину все нутро...
Он просыпается, ошарашенный от мерзкого, оглушительного звона будильника. Утро. "Да заглохнешь ли ты наконец?! О, черт..." Он с ненавистью прихлопывает эту гнусную механизацию. Оглядывается. Ага, все ясно. Дела настолько плохи, что даже спал он, не снимая брюк. И на раскладушке. Душа у него болит, но он бодрится, пробует даже что-то насвистывать и открывает форточку. Прислушивается к двери в смежную комнату: "Тонь, а Тонь?" В ответ - ни гугу, полное, так сказать, игнорирование. "Ну, что ж...- думает он.- Поглядим, что она будет делать дальше".
В комнате, где он спал, разумеется, изрядный бардачок. Раскладушка стоит посреди пола. Ботинки валяются в соседстве с Лялькиным мишкой, носами в разные стороны. На стуле висит какая-то дамская штуковина. Вечно эта сбруя раскидана где попало! Просто удивительно, как быстро все меняется, думает Зорин. Стоило появиться на свет Ляльке, и у супруги начисто улетучилась всякая стыдливость. Раскидывает свои штуки у всех на виду, даже при чужих...
Зорин проникается благородством и ставит мишку на детский столик. Складывает раскла-душку и делает еще одну попытку восстановить отношения:
- Тонь, ты спишь?
В ответ слышится нечто мощное и уверенное в правоте:
- Пьяница несчастный!!
- Да? - Это "да" звучит глупо. Зорин сам это чувствует и чмокает языком. - Но, Тонь...
- Домой можешь не возвращаться.
Ему жалко будить Ляльку. До садика Ляльке целый час. Лялька может спать еще тридцать минут. Он бы сказал кое-что, но ему жалко будить Ляльку. Жена и так сделала из девочки ходячего робота. Укладывает в кровать, когда Ляльке хочется прыгать на одной ножке. А когда у ребенка глаза совсем слипаются, велит рисовать домики. Девочка любит суп с черным хлебом - на черный хлеб наложено вето. Даже писать и какать изволь в определенное время суток. Черт знает что творится!
Гася раздражение, с решительным видом Зорин идет умываться. Гул клозетной воды похож на извержение Везувия. "Или гул этого... Ну, как его? Ниагарского водопада. Ни в жизнь не видал ни того, ни другого. И вообще... "Можешь не возвращаться"! А что я такого сделал? Смех на палочке... Прежде всего надо почистить зубы. Ах, черт! Опять выдавил в рот крем для бритья. Тоже мне, деятель..."
Голова у него почти свежая, зато в желудке затаилась тягучая противная пустота: "Вакуум какой-то. Хорошо, что пили одно сухое. Они с Голубевым раскачали-таки Фридбурга, наш Миша под конец завелся. Даже до танцев у него дошло. Побриться мне или нет?
Он решает не бриться и идет на кухню: "Так. Нормально. Вчерашние пельмени. Трудно рассчитывать на горячий завтрак при таких обстоятельствах, очень трудно. Скользкие, как лягухи, но есть можно... Стоп! Супруга, кажется, покинула укрепленную зону. Что-то покидывает..."
- Может, ты все же спросишь, где я вчера был?
Зорин говорит спокойно и втайне гордится своим великодушием. Но в ответ слышно, как его ботинки на второй космической скорости улетают к порогу.
- Ты же разбудишь Ляльку, - говорит он и чувствует, как улетучивается все его джентль-менство.
- Тебе разве есть дело до ребенка? - она оборачивается с притворным спокойствием.- Вот новость!
- Ладно, перестань.
- Свиньей был, свиньей и останешься!
"Точь-в-точь как в итальянском кино",- мелькает у него в голове. Его начинает трясти, он наскоро проглатывает пельменину и вплотную подходит к жене:
- Перестань!
"О, она у меня смелая женщина. Она не перестанет. Сейчас из нее полезет бог знает что, слова у нее вылетают сами. Иногда она и сама им не рада. Сейчас дойдет до моей получки, потом до кино - она не ходила в кино уже полгода. Дальше явятся Лялькины башмаки и сломанный телевизор".
Зорин чувствует, как на виске начинает дергаться какая-то жилка.
- Чего ты орешь, ну чего ты орешь? - говорит он и с отвращением замечает, что и сам переходит на крик.
- Не хочу с тобой говорить!
- Ну и не говори! Подумаешь, цаца! Он уже взбешен, а у нее вдруг взыграло достоинство, и она спокойно произносит:
- Пожалуйста, не оскорбляй.
- Дура! - в отчаянии кричит он и, чтобы не ударить, хватает полушубок.
От крика просыпается и плачет Лялька. Зорин выскакивает на лестничную площадку, но детский плач приводит его в чувство. "Дура..." Он возвращается, меняет шлепанцы на ботинки. Подходит к серванту, но в банке из-под грузинского чая только новый червонец и ни одного рубля. Лялька ревет в другой комнате.
- Дай мне на обед, - как можно спокойнее говорит он, но жена словно не слышит.
Он глядит на часы и хлопает дверью...
В это время щели в дверях двух соседних квартир исчезают как по команде. Английские замки щелкают дружно и одновременно.
На улице он ловит себя на том, что ему жаль самого себя. Зорину хочется вернуть, оживить, восстановить счастливое ощущение, испытанное во сне. Оно ускользает, заслоняясь будничными впечатлениями. Зорин упорствует. Образы весеннего водополья, увиденного во сне, вдруг прояс-няются в памяти. И, цепляясь за эти образы, он припоминает весь сон: мерцающую реку, баню Олеши Смолина и босую девчоночку, стоящую на большом речном камне. Ту самую Таню, эваку-ированную из Ленинграда, Таню, которая жила в соседней деревне. Но ведь в действительности на камне стояла не Таня, а Тоня, его жена. Тоню же он возил когда-то и в лодке. Почему во сне обе они всегда так странно объединяются в одну? Зорин чувствует, как у него краснеют, наливаются кровью ушные хрящи, торопится к автобусной остановке.
Вообще-то Тонька отчасти права, думает Зорин. Зарок пить только сухое вино исполнялся вчера слишком усердно. Это у Зорина зарок номер один. Второй зарок - говорить меньше, чем слушать, - Зориным исполняется, а вот первый... Впрочем, все дело в Фридбурге. Зорину давно хочется перейти из треста в проектный, а дружок Мишки Фридбурга там замзав. И вот они встре-тили этого зама в ресторане, и даже Мишка напился. До того, что начал обхаживать какую-то блондинку...
Зорин смотрит на часы, времени уже без двадцати восемь. Хорошо, если Воробьев будет звонить сначала Голубеву и они полаются минут пять - десять. Зорин живо представляет этот полный взаимных любезностей диалог: "Пригласите к телефону товарища Голубева". - "Това-рищ Голубев?" - "Так точно, товарищ Голубев, а это кто, товарищ Воробьев?"
Самое интересное, что у обоих птичьи фамилии. Воробьев по своей хронической тупости, как всегда, не заметит тяжеловесного голубевского сарказма. Будет отчитывать Сашку за то, что тот не поставил ограждения вокруг котлована антисептика. Потом справится о прогульщиках: "Това-рищ Голубев, доложите, кто не явился на производство". - "На производство?" "Да, на производство". - На производство, товарищ Воробьев, явились все. И не ваше ср... дело. Что? Можете спокойно сидеть в своем кресле..." В тепляке установится тишина, бригадиры в изумле-нии будут глядеть на Сашку. Никто не заметит, что Сашка давно уж зажал рычажок телефона своей линейкой, сплошь разрисованной женскими торсами. Зорин-то знает, какой Сашка мастак показывать кукиш в кармане...
Но где же автобус? Куча народу, человек двадцать, скопилось на остановке. Все до того симпатичные, что просто стыдно за свою плебейскую физиономию. Ох, что-то сейчас будет! Вон с тем дядечкой периода архитектурных излишеств. Или вот с этой дамой, у которой все лицо зашпаклевано кремом и пудрой. Автобус - полным-полна коробушка - наконец подкатил, и вся публика враз преображается. Дядька сам себя проталкивает внутрь автобуса, но навстречу лезет такой же, не менее толстый, а с улицы давят почем зря.
- Граждане, что вы делаете? - пищит шпаклеванная. - Ай, что вы делаете?
- Ни хрена! - говорит здоровенный парняга в фуфайке.
- Давай, давай!
- Нажмем, братцы, а? - подскакивает кто-то веселый, еще с остатками сна на лице.
Однако нажали уже без него.
Автобус, ковчегом, с креном на правый бок, отчаливает, дымит синими газами. Чьи-то ноги с задранным подолом зажало в автобусной дверце. "Ну и дурочка, - думает Зорин, жалея стисну-тую дверкой даму. - Ну, какая же ты дурочка, ведь надо же знать, что автобусы тоже иногда ходят парами. А то и по трое".
* * *
Все утренние невзгоды, автобусная возня, сраженье с Тонькой - все уходит на задний план. Вернее, вытесняется кое-чем свежим.
Разумеется, Воробьев уже звонил и наверняка остался доволен, что прораб Зорин опять опоз-дал на работу. Бригадиры и кое-кто из рабочих курят в дощатой зоринской резиденции.
- Все в сборе? - Зорин как можно увереннее здоровается.- А где Трошина? Трошина - бригадир разнорабочих.
- Гришка! - говорит дядя Паша - бригадир каменщиков. - Беги кликни Трошину.
Гришка Чарский - цыган. Он бежит за своим бригадиром, а Зорин оглядывает тепляк. Вот дядя Паша. Почему-то он всегда говорит гравель, а не гравий. Дядя Паша сидит на ломаной перевернутой раковине и продолжает что-то рассказывать, - речь идет о том, как он впервые женился. Марья Федоровна бригадир штукатуров, смеется, отмахивается от него:
- Ой, замолкни, ой старый пес! Ты бы хоть не врал, не молол попусту.
- Точно! Я тебе говорю! - всерьез сердится дядя Паша, и все хохочут.
Речь идет о весьма пикантных вещах, связанных с первой брачной ночью, и дядя Паша убедительно развивает свою теорию женской коварности:
- На что только эти бабы не способны, особо когда им замуж позарез надо...
- Мужики-то уж больно добры, - замечает Марья Федоровна.- Небось у тебя до нее пятнадцать было.
- От, не верит! Ну, ей-богу, Марюта, она была самая первая!
- Так как же ты про это узнал, ежели она была первая?
- Вишь, после-то у меня была практика...
- Ну?
- Ну, а я и сужу по той практике.
- Так ведь тогда-то ты был без практики?
- Без практики.
- Так как же ты узнал-то?
Дядя Паша явно подзапутался. Он в раздумье скребет у себя за ухом, но в это время в тепляке появляется Трошина. Она сипло здоровается, и в первой же ее фразе колуном застревает похабное слово. Зорин, сдерживая раздражение, говорит:
- Трошина, нельзя ли без мата? Она виляет тощими бедрами и под смех строительного молодняка отпускает то же самое, только в квадрате. И Зорин знает, что если ей не уступить, то все это будет в кубе, потом степень будет расти и расти. Ах, старая каракатица! Она испортит ему всех девчонок в бригаде, это уж точно, испохабит вконец, и попробуй к ней подступись. Недавно она выиграла по лотерее мотороллер. Наверное, уже и кое-кто из женатиков приложился к тому мотороллеру, не говоря о холостяках. Эти-то перебывали у нее, вплоть до Гришки Чарского.
Зорин глядит на осунувшееся землистое лицо Трошиной и вдруг замечает дырочку на мочке уха. Наверное, прокалывала когда-то, еще девчонкой, мочка эта белая-белая.
- Ну, хорошо, - говорит Зорин. - Степановна, давай поближе, что ли.
Пока все рассаживаются, кто на чем, Зорин с некоторым тщеславием думает, что не такой уж он и дурак. Нет, в самом деле. Это же он изобрел наилучший способ утихомиривать Трошину. Стоит спокойно, вот так попросту назвать ее по отчеству, и она сразу как-то отмякнет, и в глазах ее тухнут горячечные злобные блики.
- Все в сборе?
- Все, - говорит дядя Паша. - Козлова только нету.
Вот черт, мысленно ругается Зорин, Козлов крановщик. Хорошо, если явится хотя бы к обеду. Зорин мельком прикидывает, что делать каменщикам, если Козлов не явится.
- Сколько кирпича наверху?
- Да часа на два-три.
Он закусывает губу, стучит пальцами по столешнице. Тайком взглядывает на дядю Пашу. Кирпича наверху часа на два. Ну, а потом что? Дядя Паша глубоко вздыхает, чмокает ртом, высасывая что-то из зуба. Так, все в порядке. Теперь ясно, что если Козлов не явится, дядя Паша сам, в нарушение инструкции, сядет на кран. Каменщики не будут простаивать. Ну, а штукатуры? Ничего, на третий этаж можно носить раствор и носилками.
- Марья Федоровна, - как можно спокойнее говорит Зорин. - Леса готовы?
- Готовы.
- Начинайте штукатурить среднюю секцию.
- А раствор?
- Что раствор, что раствор! - он еле сдерживает раздражение. - Ваше дело штукатурить. А раствор... Придется носить вручную.
- Мы что, лошади? - опомнившись, басом кричит Трошина - Не будем носить!
- Будешь носить! - тихо говорит Зорин.- Будешь, Трошина! Ясно?
Он изо всех сил сжимает челюсти. И словно гипнотизер, прищурившись, глядит в лицо Трошиной. Прямо в ее переносицу. Он видит, как она отводит глаза. Кричит, но отводит, значит, будет носить раствор.
- Все. Штукатуры и каменщики могут приступать.
В тепляке поднимается шум. Трошина орет громче всех, отказываясь вручную носить раст-вор. Плотники выбрали делегацию из трех человек и требуют показать наряды. "Кой черт, наряды! Нарядами у меня еще и не пахнет".

Белов Василий Иванович - Воспитание по доктору Споку => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Воспитание по доктору Споку автора Белов Василий Иванович дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Воспитание по доктору Споку своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Белов Василий Иванович - Воспитание по доктору Споку.
Ключевые слова страницы: Воспитание по доктору Споку; Белов Василий Иванович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн