Роббинс Том - Новый придорожный аттракцион 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Кривенко Виталий Яковлевич

Как поживаешь, шурави?


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Как поживаешь, шурави? автора, которого зовут Кривенко Виталий Яковлевич. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу Как поживаешь, шурави? в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Кривенко Виталий Яковлевич - Как поживаешь, шурави? без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Как поживаешь, шурави? = 44.1 KB

Кривенко Виталий Яковлевич - Как поживаешь, шурави? => скачать бесплатно электронную книгу



Кривенко Виталий Яковлевич
Как поживаешь, шурави?
Пригласили Афганца выступить в школе перед учениками.
Он приходит, и рассказывает:
– Идем раз ночью по ущелью и вдруг засада,
х..як направо – духи, х..як налево – духи.
Учительница в ужасе:– Это же дети!
Афганец:– Да какие на х..й дети… Духи!
Союз – как много значило это слово для нас, Афганцев. Мне поначалу не верилось, что я вернулся сюда. В Афгане гражданка казалась каким-то неправдашним сном, и я порой думал, а может и нет вовсе той жизни; где дом, родные, друзья и девчонки, может всегда вот так было: Афган, война и смерть, и конца этому не будет никогда.
И вот настал тот долгожданный момент, и я в Союзе: Ташкент, вокзал, вагон, все в пьяном угаре и, наконец, дом, где не был так давно, но помнишь все до мелочи.
А как встретила нас Родина, а точнее общество? Это уже другой вопрос. Каких только унижений не пришлось испытать нам, Афганцам, я не хочу хаять всех в подряд, многие относились к нам с пониманием, но далеко не все были такими.
Я поссорился со своей девчонкой из-за того, что кто-то ей сказал, будто все Афганцы наркоманы, хотя сама она наркоманов в то время в глаза не видела.
Когда собирались с мужиками «квасить», меня, бывало, спрашивали:
– А тебя не клинит случайно, когда выпьешь?
– Если еще кто-нибудь спросит, то заклинит, – отвечал я.
Когда устраивался на работу, то промолчал, что служил в Афгане. И справку о контузии, которую мне нашлепали в санчасти, я выбросил по совету одного майора медика. Спасибо этому майору за совет, он мне сказал:
– Тебе, парень, жить еще да жить, военный билет я тебе пачкать не буду, а справку о контузии выбросишь, после того, как получишь деньги в Ташкенте за ранение, и она тебе больше не понадобится, а навредить в дальнейшем может.
Он как в воду глядел, если бы я показал кому эту справку, то меня даже сторожем не взяли бы.
Кому нужен на работу Афганец, да еще контуженный? Я и сейчас-то не говорю никому об этом, по нынешним временам из тебя дурака сделают еще быстрее, чем раньше. Хотя я себя дураком не считаю, и здоровье у меня не хуже, чем у любого, и контролирую себя получше многих, в голове, правда, шумит временами, но это не смертельно, и тем более не опасно для окружающих.
Когда получил в военкомате удостоверение на льготы, во, подумал, не забывают нас, Афганцев, льготы какие-то выдумали. И после того как женился, решил пойти насчет квартиры заявление подать, думал, без проблем все это, напишу – и поставят на очередь. Но мне сказал местком, что льготы эти пусть тебе предоставляют те, кто их придумал. Меня взяла злость, но этому придурку повезло, я как раз был трезвый в это время, и поэтому проглотил его слова и молча вышел, а про себя подумал, да кто ты такой, чтоб перед тобой пресмыкаться, подавитесь вы все этой хатой.
А как-то на праздник 23 февраля собрались Афганцы в красном уголке – в организации, где я работал, нас было девять человек с Афгана – ну, естественно, немного поддали, и я решил все же подойти к главному инженеру с вопросом насчет квартиры, он в это время замещал начальника. А тот как начнет орать:
– Вы – Афганцы – меня заколебали, то вам отпуск давай, когда захотите, то квартиру вам давай, да если честно сказать, если бы я знал, что ты Афганец, то вообще тебя на работу бы не взял, с вами одни проблемы!
Тут я не выдержал и дал ему по зубам, и меня через полчаса забрали менты. В дежурке сидели два мента и капитан, я знал этого капитана, он еще до армии мне нервы помотал, козел козлом, короче говоря.
Он перегнулся через стол и, глядя на меня в упор, ехидно так заявляет:
– А, это ты опять? Думаешь, если в Афгане отслужил, то тебе ничего не будет, а мне вот плевать, что ты Афганец.
Меня аж передернуло, и вспомнился случай, как менты убили одного Афганца. Это было в начале 80-х, я про Афган еще ничего не знал, слышал, что там война какая-то, в то время еще все только начиналось, и мало кто знал, что там за война. Один парень с нашего города вернулся с Афгана, я его не знал лично, слышал, что ему оторвало кусок черепа, и теперь часть головы у него из пластмассы. И естественно, с психикой у него было не все в порядке, а по пьяне он вообще гусагонил страшно.
Как-то менты забрали его за мелочь какую-то, ну и как это раньше было в ментуре принято, начали его молотить, ну и он тоже попер на ментов, те завалили его и начали пинать, и какой-то козел ударил его по голове, как раз в то место, где была пластина, и убил. В то время такой залет не вписывался в пролетарские понятия нашей власти, и это решили скрыть, к тому же про Афган в то время говорили шепотом, и старались не замечать, что там война. Тех ментов, кто был непосредственно причастен, перевели куда-то, и на этом все закончилось. А тут я сам прошел Афган, и передо мной мент, который был в то время в ментуре и помнит тот случай. Такое вытерпеть было выше моих сил, да я еще поддатый хорошо был, и заорал ему в лицо:
– Козел ты хренов, думаешь, форму напялил, и тебе ничего сделать нельзя?
И въехал ему в лоб, он отлетел и грохнулся на стул, шары у него на лоб вылезли от неожиданности и удивления. Меня тут же заломали два мента, которые были в дежурке, не успел я ничего понять, как оказался на полу в наручниках, и меня уже пинают сапогами. Капитан начал кричать:
– Не бейте, пришьем ему покушение на форму!
И вдруг удар по голове, и я потерял сознание; очнулся в телевизоре (камера с решетчатой дверью), голова моя была вся в крови. Утром меня повели на суд, и судья объявил мне пятнадцать суток. А если бы мне не пробили башку, то пришили б покушение на форму и дали три года, не меньше.
И после этого я за льготами никогда не ходил, и даже толком не знаю, какие они там вообще. Жена поначалу ходила, чего-то там пробивала, но все было бестолку, а я сказал, что не пойду, и никогда меня об этом не проси.
Еще много всякого приходилось слышать в связи со службой в Афгане. Но я уже успокоился, и думаю, да черт с ними со всеми, главное – живой пришел с Афгана, руки-ноги на месте и голова вроде в порядке, а что еще надо мужику?
Теперь вот война в Чечне, что придется пережить этим ребятам, и как их Родина отблагодарит – неизвестно, и как отнесется к ним общество – тоже не ясно. И еще неизвестно, где трудней, на войне быть, или после войны жить. А в стране нашей доблестной меняются только названия, а люди все те же, и какая разница, как весь этот бардак назвать, коммунизм или капитализм, а хрен все равно не слаще редьки. И как современную молодежь не хают, а когда надо, она всегда спасает честь страны и задницы политиков, которые эту кашу заваривают.
Я неоднократно слышал вопрос об уровне патриотизма у Афганцев, находились мудрецы, которые ставили нам в пример американских призывников, сжигавших повестки у военкоматов в знак протеста против войны во Вьетнаме, а мы будто б покорно шли на убой.
Я не измерял уровень патриотизма, и понятия не имею, как он измеряется, и не знаю, что там делали американские призывники, мне на них наплевать. Но что касается нас – Советских Афганцев, то я расскажу вот что. Начну по порядку.
ПРИЗЫВ
Я должен был призваться в 83-м, но из-за неладов с законом я опоздал на 2 года и призвался в 85-м. Повестка была на 1 июня в стройбат, и я спокойно работал, ожидая отправки. И как-то вечером 15 мая, когда я спал дома (мне надо было идти в ночную смену), меня вдруг разбудил какой-то парень. Вручил мне повестку и сказал, что он из военкомата, и что я должен появится сегодня в 23.00 на ЖД вокзале для отправки в армию по спец команде 20а, то есть через семь часов. Я спросонья не могу ни чего сообразить, мать должна придти с работы через два часа, отец в рейсе и приехать должен на следующий день, а братишка поехал с ним. Я по быстрому оббегал друзей и девчат, кого смог, закупил водки и вина, благо на днях выдали зарплату. Мужикам с работы поставил ящик вина, из родственников мать позвала, кого успела. Сели, посидели, и ночью я укатил служить, из близких родных попрощаться успел только с матерью.
Рано утром я был в областном центре. С вокзала нас привезли в облвоенкомат, зачитали по спискам, потом в автобус и в аэропорт, даже не было медкомиссии, которая всегда бывает, когда привозят в облвоенкомат, и к обеду того же дня я был уже в Питерской учебке, толком еще не отрезвев.
УЧЕБКА
Нас сводили сразу в баню, выдали форму, и дали два часа, чтоб привести эту форму в порядок, а потом начали дрючить прямо с первого дня. Учебка была общевойсковая и уставная, здесь были десантура, морпехи, погранцы и мотострелки, отсюда отправляли даже на Кубу. Сержанты были наполовину из Западной Украины, дрючили нас до предела человеческих возможностей. Были и передышки от службы, и в месяц раза 2-3 по выходным нас водили на концерты и по музеям, каждый из нас один или два раза сходил в увольнение. Наш комбатареи майор Кодрин начинал службу рядовым курсантом в этой учебке, потом сверхсрочником, прапором, потом младшим лейтенантом и так до майора, без учебы, а чисто службой, он был до мозга костей солдат, и относился ко всем соответственно, расслабухи не давал.
Через пять месяцев, после всевозможных марш бросков, полевых разверток, стрельбищ, строевых, политзанятий и физподготовок из меня, абсолютного раздолбая, сделали универсального солдата, натасканного физически, морально, политически, да как хотите. Я с трудом верил в то, кем я стал, но недаром говорят, что возможности человека безграничны, и мне очень помогла эта учебка впоследствии.
В учебке с командой 20а было 60 человек, мы знали, что эта команда идет в Афган, и слышали, что там война, но не осознавали полностью, что это такое – Афган. И я уже не помню в подробностях, о чем думал перед раскидкой.
Ночью майор нас построил на плацу, никаких торжественных напутствий не было, он каждому из нас пожал руку, пожелал вернуться домой, и я заметил, что у этого закоренелого военного и железного командира на глазах были слезы, видно, ему в тот момент больше было известно про Афган, чем нам – зеленым курсантам. Потом нас отвезли в аэропорт, посадили в самолет, и под утро мы приземлились на Ташкентский военный аэродром.
ПЕРЕВАЛ-БАЗА
Несколько часов мы просидели на военном аэродроме, потом нас погрузили в грузовики под тентом, сколько ехали, точно не помню. И вот мы в Чирчике на перевал базе, начало октября, но жара как в августе. Весь личный состав перевал-базы вместе с офицерами улетел в Ашхабад, для оказания помощи, там в это время было очередное землетрясение. На базе остались несколько сержантов и один майор, который появлялся вечером, и зачитывал списки, а утром кто-то уже отправлялся за речку (так мы называли путь в Афган). Нас понаехало сотни со всех концов необъятной родины, и предоставлены мы были сами себе, все документы и вещи были при нас. И после уставной учебки, где за день даже сигарету некогда было выкурить, я попал в бесконтрольный бардак и пробыл там девять дней. По рассказам кое-что узнал об Афгане, и знал на сто процентов, что не сегодня так завтра окажусь там. Вино пили немеряно, его продавали местные по 3 рубля за литр, а деньги нам были не нужны и мы их пропивали. В это время как раз действовала Горбачевская мудистика насчет борьбы с пьянством, и не все продавали вино, так что приходилось искать, но кто ищет, тот всегда найдет. Каждый раз за вином ходили через заднюю ограду, а за оградой кладбище было – все в звездах, потому что почти каждая вторая могила из Афгана, так что мы все прекрасно понимали, куда нас отправляют. Была возможность просто взять и уйти куда хочешь, и неизвестно, когда тебя кинутся искать, но у меня в то время даже мысли такой не возникало. По рассказам местных, не было ни одного случая, чтоб кто-нибудь испугался и сбежал. Каждый из нас понимал: раз выпала такая доля, значит, ты должен быть там, и если не ты, то кто-нибудь другой, такой же как ты, заменит тебя.
Были случаи, что забухает кто-нибудь и в поселке на ночь застрянет, но никто не волновался, и называли следующую фамилию по списку, а этот завтра явится, никуда не денется. И мне приходилось видеть, как на другой день пацаны переживали из-за того, что полетят не сегодня, а завтра, и что вместо них сегодня полетел другой. Может, этим измерялся наш патриотизм, но это ведь в двух словах не опишешь, и поэтому я на такие вопросы не отвечаю.
И еще, когда я пришел из Афгана, мне все знакомые задавали один и тот же вопрос:
– Расскажи, сколько душманов убил?
Это самый глупый вопрос, какой приходилось мне слышать, такие вопросы не стоит задавать тем, кто был в горячих точках. Ведь когда нас посылали воевать, то не спрашивали про личные убеждения, и для многих осознание того, что ты убивал людей, или убили на твоих глазах пацана, такого как ты (я уже не говорю о друге, это тяжелый удар для любого), впоследствии тяжелым грузом давит на психику. Там этого не осознаешь, потому что на войне другие понятия о законе и морали, и убивать – это была наша работа. А сейчас остается помнить о тех, кто не вернулся оттуда, это наш долг, и поэтому, когда мы пьем, то третий стакан за них.
И вот наконец-то назвали из списка несколько фамилий, и мою в том числе. В какую точку Афгана нас направляют, мы не знали, хотя слышали из разговоров о таких местах как Кабул, Кандагар, Баграм, Шиндант. Нас опять посадили в грузовики и доставили в Ташкент на военный аэродром, посадили в самолет ТУ-134, и мы полетели за речку. Помню, в салоне играла восточная музыка, и я представлял себе душманов, почему-то танцующих вокруг костра, и было полное безразличие ко всему, только какая-то тревога скребла душу.
И вот стюардесса объявила, что мы приземляемся на аэродром Шиндант.
ШИНДАНТ
После удачного приземления, когда мы покинули самолет, я увидел, как в него начали садиться дембеля, мы, прилетевшие из Союза, были их заменой. Я помню, как они смотрели на нас, с радостью и сочувствием, а мы думали, что когда-нибудь, если повезет, мы вот также будем лететь домой, но служба только начиналась.
Нас на ночь разместили в палатке, а утром должны были распределить по подразделениям.

Кривенко Виталий Яковлевич - Как поживаешь, шурави? => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Как поживаешь, шурави? автора Кривенко Виталий Яковлевич дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Как поживаешь, шурави? своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Кривенко Виталий Яковлевич - Как поживаешь, шурави?.
Ключевые слова страницы: Как поживаешь, шурави?; Кривенко Виталий Яковлевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн