Говард Роберт Ирвин - Джеймс Эллисон -. Шествующий из Валгаллы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Альтов Генрих Саулович

Гадкие утята фантастики


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Гадкие утята фантастики автора, которого зовут Альтов Генрих Саулович. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу Гадкие утята фантастики в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Альтов Генрих Саулович - Гадкие утята фантастики без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Гадкие утята фантастики = 23.51 KB

Альтов Генрих Саулович - Гадкие утята фантастики => скачать бесплатно электронную книгу



Альтов Генрих
Гадкие утята фантастики
Г. Альтов
ГАДКИЕ УТЯТА ФАНТАСТИКИ
Пятьдесят идей Александра Беляева
В рассказе Клиффорда Саймака "Необъятный двор" посланцы инозвездной цивилизации, прибыв на Землю для установления торговых контактов, неожиданно отказываются покупать какие бы то ни было товары. Пришельцев интересует только один товар - новые идеи. И герой рассказа разъясняет обескураженному представителю ООН: "Это их метод работы. Они открывают новую планету и выменивают идеи. Они уже очень давно торгуют с вновь открытыми мирами. И им нужны идеи, новые идеи, потому что только таким путем они развивают свою технику и культуру. И у них, сэр, есть множество идей, которыми человечество могло бы воспользоваться..." *
"Необъятный двор" впервые был напечатан в 1958 году, а три-четыре года спустя и в самом деле появились оптовые покупатели новых идей. Это были, однако, не космические пришельцы, а ученые, закладывающие основы футурологии - науки о прогнозировании будущего. Главным же поставщиком новых идей оказалась научно-фантастическая литература.
Конечно, фантастике и раньше случалось сбывать свои идеи науке. Но ученые, по правде сказать, не слишком любили подчеркивать, что родословная открытий и изобретений нередко начинается с выдумки писателя. Ах, каким непрактичным купцом была фантастика! Она отдавала золотые плоды воображения и получала взамен мелочные придирки и снисходительные взгляды свысока.
Один такой эпизод заслуживает, чтобы о нем рассказали, уж очень он характерен. В 1964 году журнал "Вопросы психологии" опубликовал две статьи о гипнопедии. Как водится, изложение начиналось с истории вопроса. В одной статье летоисчисление велось с исследований О. Хаксли, выполненных в 1932 году, и последующих опытов М. Шировера. Вторая статья указывала, что опыты ставились еще за десять лет до О. Хаксли - в морской школе во Флориде. Так или иначе, все выглядело вполне солидно: никакой фантастики, гипнопедия начинается с научных исследований. Однако очень
* "Экспедиция на Землю", изд. "Мир", 1965, стр. 410.
скоро журналу пришлось выступить с уточнением. Оказалось, что О. Хаксли исследований не вел, а описал гипнопедию... в фантастическом романе. Шировер же создал гипнопедические приборы... в научно-фантастической новелле "Цереброфон". В 1947 году инженер Э. Браун по заданию Шировера сконструировал аппарат "дормифон" - комбинацию патефона с электрическими часами и наушниками, и год спустя Р. Элиот применил этот аппарат для обучения студентов во время сна. Что же касается экспериментов в морской школе, то их просто-напросто не было: это отголоски эпизода из фантастического романа Гернсбека "Ральф 124С41+", опубликованного еще в 1911 году.
Такая вот совсем неакадемическая родословная обнаружилась у гипнопедии: сначала идеи в научно-фантастических произведениях, потом неказистый прибор, сооруженный по подсказке фантаста, и, наконец, первые реальные опыты...
Надо сразу сказать: механизм воздействия фантастики на науку не сводится к простой формуле "фантаст предсказал ученый осуществил". Отлично работают и самые неосуществимые идеи. Просто их работа тоньше: они помогают преодолевать психологические барьеры на путях к "безумным" идеям, без которых не может развиваться современная наука.
Благодаря фантастике в нормальный (и потому не сулящий особых открытий) ход мыслей врываются неожиданные ассоциации. В волшебных лучах фантастики мысль чаще подвергается мутациям, увеличивается вероятность возникновения новых идей. Научно-фантастическая литература, как справедливо заметил А. Кларк, увеличивает гибкость ума, повышает готовность принять новое. И внимательный наблюдатель мог бы заметить: чтение фантастики постепенно становится элементом профессиональной подготовки и тренировки ученого. Еще немного и курс НФ-литературы войдет в учебные программы вузов. Во всяком случае, в учебную программу недавно созданного Общественного института изобретательского творчества уже включен курс фантазии: систематическое изучение научно-фантастической литературы, освоение приемов получения новых фантастических идей и упражнения по развитию творческого воображения...
Только сейчас мы начинаем понимать, насколько многообразно взаимодействие фантастики и науки. Футурологов, например, заинтересовали даже не сами фантастические идеи и не способность фантастики воспламенять воображение, а методы, которыми создаются новые идеи.
Следует отдать должное футурологам - они оказались дальновиднее инопланетных купцов из рассказа Саймака. Секреты производства всегда ценнее продуктов производства.
В самом деле, откуда берутся Настоящие Фантастические Идеи?
Оставим в стороне, увы, нередкие случаи, когда фантасты черпают вдохновение из журнала типа "Юного техника". Оставим и те случаи, когда мысли заимствуются у других авторов. К счастью, в золотом фонде фантастики есть сотни подлинно великолепных идей, ошеломляющих неожиданностью, размахом, силой мысли.
"Интересно было бы, - говорил Д. Гранин в одной из своих статей, - изучить, в чем сбывались и не сбывались описания будущего. Как и куда отклоняется развитие науки и техники, в какую сторону ошибаются воображение и чутье. Что может предусмотреть человечество, какие предсказанные сроки совпали".
В первом приближении такая работа проделана: были опубликованы материалы о судьбе предвидений Жюля Верна и Герберта Уэллса **.
Сейчас перед читателем третий экскурс в глубь фантастики - таблица "Пятьдесят идей Александра Беляева".
Общедоступная теория фантастики заманчиво проста. Существуют два (только два!) метода. Жюль Верн использовал метод экстраполяции, количественного
* В альманахе "Мир приключений", выпуск девятый, изд. "Детская литература", 1963.
** В сборнике "Эти удивительные звезды", Азернешр, Баку, 1966.
увеличения: появилась первая и еще очень плохонькая подводная лодка Алстита с электромотором - и семь лет спустя придуман могучий "Наутилус". Уэллс, с его "опытами воображения совсем иного рода", шел от невозможного (этот метод называют интуитивным): путешествия в прошлое и будущее считаются невозможными, - хорошо, так вот вам невозможная машина времени...
Сотни раз повторенная, ставшая привычной и потому кажущаяся до очевидности бесспорной, эта схема разваливается, как карточный домик, при первой же попытке применить ее к фантастике Александра Беляева.
Действительно, Ихтиандр - это "по Жюлю Верну" или "по Уэллсу"? И как быть с Ариэлем?
Схемы всегда агрессивны: они работают по принципу "или-или", третьего для них не дано. И тогда появляются такие объяснения: "Человек-рыба из романа А. Беляева уже существует, но задача эта - добиться возможности длительное время быть под водой - решена иначе, чем предполагал писатель. Летающий человек, описанный Беляевым, - мечта, но миниатюрные летательные аппараты дают возможность подниматься в воздух и двигаться по своему желанию, подобно Ариэлю из фантастического романа". Схема торжествует: Ихтиандр подтянут поближе к достоверной фантастике Жюля Верна, Ариэль отодвинут подальше, к выдумкам Уэллса. И вообще есть акваланг, есть "миниатюрные летательные аппараты", все в порядке... Все в абсолютнейшем порядке, если забыть, что писал Беляев.
А писал он так:
"- Да, очевидно, вы совершенно не поняли сущности задания. Что вы предлагаете? Новый летательный аппарат. Только и всего. Аппарат!.. Но, дорогой мой, нам надо совсем другое! Мы должны создать уникум - человека, который мог бы летать без всякого аппарата, вот так - взял да и полетел..." *.
Нехитрая механика - подменить Ихтиандра аквалангистом, а Ариэля - пилотом "миниатюрного летательного аппарата". Ну, а если без подмены? Если поразмышлять именно над тем, о чем пишет Беляев?
Схема исключает размышление. Или-или. Или научно достоверный Жюль Верн, или откровенно условный
* А. Беляев. Собр. соч., т, 7, стр. 215.
Уэллс. Остальное подлежит решительному искоренению. Вот как это делается: "Все помнят, кбнечно, как барон Мюнхаузен вытащил себя за шевелюру из болота. Можно ли на такой идее построить научно-фантастический роман? Можно. Фантасту можно. Именно на этом базисе создан роман Беляева "Ариэль". Более того - эта оригинальная идея довольно пространно "научно" обосновывается автором, - в этом он невыгодно отличается от бравого барона. И будь даже "Ариэль" жемчужиной мировой литературы, и будь я редактором, и будь Беляев не Беляевым, а Толстым... Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой, но я бы сказал ему:
"В таком виде, Лев Николаевич, простите, печатать не могу. Это блестяще, гениально, написано рукой мэтра, но, увольте, не могу..." В подобной ситуации надо культурно, но быстро и энергично обезопасить читателя от автора".
Так пишет В. Смилга в статье "Фантастическая наука и научная фантастика"'. Начав составлять таблицу "Пятьдесят идей Александра Беляева", я вспомнил об этой статье, перечитал ее и уже не мог отделаться от звучащего, как строка назойливой песенки, страшного в своей высокомерной слепоте приговора: "Быстро и энергично обезопасить".
Нельзя не изумляться мужеству Беляева. На протяжении десяти лет критика прилагала все усилия, чтобы обезопасить читателя от его фантастики. Порой это делалось так быстро и так энергично, что больной и далеко не молодой уже писатель отправлялся в поисках заработка на Север, в рыбачьи артели. И вот после критических разносов, после тягучих проработок, после статей, снисходительно поучавших, как надлежит фантазировать, Беляев незадолго до смерти пишет "Ариэля".
Нет, черт возьми, мир устроен не так уж глупо! Есть в этом мире что-то вроде закона сохранения фантазии: вся сдерживаемая эти годы дерзость мысли, весь неизрасходованный запас воображения воплотились в великолепной идее летающего человека.
"- Слушай, Ариэль, слушай внимательно. Теперь ты умеешь делать то, чего не умеет делать ни один
* "Знание-сила", 1964, № 2.
человек. Ты можешь летать. И для того, чтобы полететь, тебе надо только пожелать этого. Ты можешь подниматься, летать быстрее или медленнее, поворачиваться в любую сторону, опускаться по своему желанию. Надо только управлять собой, как ты управляешь своим телом, когда идешь, встаешь, садишься, ложишься" *.
Не положено человеку летать вот так - без крыльев, без мотора. А ведь не удается о б е з о п а с и ть, не удается прицепить Ариэлю "миниатюрный летательный аппарат"! Книга живет и будет жить.
Я говорил, что схемы агрессивны. Я забыл добавить: старея, схемы становятся особенно нетерпимыми. Уже не "или-или", не "можно так и можно этак", а "надо только так" и "надо только этак". Только как Жюль Верн и даже еще обоснованнее! Нет, только как Уэллс и даже еще дальше от науки!..
Идея не должна быть "беспочвенным фантазерством", заявляет Ю. Котляр, дозволены лишь "обоснованные" гипотезы: "...читательское доверие налагает на писателя-фантаста и повышенную ответственность; он не имеет права бросаться необоснованными утверждениями и сомнительными идеями" **. Не правда ли, знакомая интонация?
Парадоксально, но факт: перечисляя тут же образцы "правильной" фантастики, Ю. Котляр упоминает "Человека-амфибию"! При жизни Беляева Ихтиандр считался антинаучной выдумкой, затем - выдумкой сомнительной, да и совсем еще недавно человека-рыбу стыдливо подменяли аквалангистом. А теперь приспособление людей к жизни под водой стало научной программой, и "Человек-амфибия" противопоставляется разным "необоснованным утверждениям и сомнительным идеям"...
И ведь это не единственный случай. Превратились в явь сотни идей, считавшихся когда-то антинаучной фантастикой, но не перевелось стремление обезопасить.
* А. Б е л я е в. Собр. соч., т. 7, стр. 229.
** Ю. Котляр, "Мир мечты и фантазии". "Октябрь", 1967, № 4, стр. 194.
Идеи всегда рождаются "сомнительными"; ни одна смелая идея - ни в науке, ни в фантастике - не была сразу признана абсолютно верной. Идеи растут, испытываются жизнью, и если они верны, со временем крепнут и выживают. Без слабых и писклявых новорожденных не было бы зрелых людей. Нелепо "отменять" новорожденных только потому, что есть сомнения в их будущем.
Ну, с Ю. Котляром понятно. Он ратует за чисто популяризаторскую фантастику и "освобождает" фантаста от необходимости что-то придумывать самостоятельно. Удивляет другое: к такому же выводу приходят и некоторые оппоненты Ю. Котляра.
Фантастика, говорят они, это художественная литература, а предметом художественной литературы является человек. Отсюда вывод: нет необходимости придумывать новые идеи, выдвигать новые модели будущего, ибо фантастика - только литературный прием.
Да, художественная литература всегда была человековедением. Она им и осталась. Но где-то в середине XX века возник сначала едва приметный, а теперь уже отчетливо видимый процесс расширения духовного мира человека.
В известном курсе физики Ричарда Фейнмана есть небольшое лирическое отступление. Я приведу его, оно поможет увидеть, что именно меняется в духовном мире человека:
"Поэты утверждают, что наука лишает звезды красоты, для нее, мол, звезды - просто газовые шары. Ничего не "просто". Я тоже любуюсь звездами и чувствую их красоту. Но кто из нас видит больше? Обширность небес превосходит мое воображение... Затерянный в этой карусели, мой маленький глаз способен видеть свет, которому миллионы лет. Безбрежное зрелище Вселенной... и я сам - ее часть. Быть может, вещество моего тела извергнуто какой-нибудь забытой звездой, такой же, как вон та, чей взрыв я вижу сейчас. Или я смотрю на звезды гигантским оком Паломарского телескопа, вижу, как они устремляются во все стороны от той первоначальной точки, где, быть может, они некогда обитали бок о бок. Что это за картина и каков ее смысл? И зачем все это?.. Почему же нынешние поэты не говорят об этом? Что за народ эти лирики, если они способны говорить о Юпитере только как о человеке, и молчат, если это огромный вращающийся шар из метана и аммиака?" *
На протяжении тысячелетий такое видение мира было редчайшим исключением. Но не надо быть футурологом, чтобы уверенно предсказать:

Альтов Генрих Саулович - Гадкие утята фантастики => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Гадкие утята фантастики автора Альтов Генрих Саулович дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Гадкие утята фантастики своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Альтов Генрих Саулович - Гадкие утята фантастики.
Ключевые слова страницы: Гадкие утята фантастики; Альтов Генрих Саулович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн